Газета "ПЕТРОВСКИЕ ВЕДОМОСТИ" - правопреемник издания, которое своим указом от 15 декабря 1702 года учредил Петр Первый.

Более трехсот лет назад указом Петра I в стране начала издаваться первая печатная газета «Ведомости», положившая начало русской периодической печати. 16 декабря 1702 года Петр I издает указ, в котором раскрываются задачи будущей газеты – сообщать"о воинских и о всяких делах, которыя подлежат для объявления Московского и окрестных Государств людям". Первый, сохранившийся до наших дней экземпляр печатной газеты, датирован 2 января 1703 г.>>
НОВОСТИ

Полевая кухня на мероприятие

26 февраля 2008 года в Москве, в Международном Центре Торговли – Совинцентр, по адресу: г. Москва, ул. Краснопресненская наб., 12. прошла II тожественная церемония награждения лауреатов Всероссийской Премии «Предприятие года 2007». Газета "Петровские ведомости" получила благодарность Межрегиональной организации предпринимателей как информационный партнер мероприятия >>

 

Газета "Петровские ведомости" выступила информационным партнером Второго конгресса аграриев и промышленников

Сегодня, как никогда ранее, наиболее остро встает вопрос развития и технического перевооружения агропромышленного комплекса страны, стимулирования развития фермерских хозяйств и других предприятий народного хозяйства. Актуальность это задачи подтверждают и политика правительства, и отношение самого Президента к этой проблеме>>

От первого лица

Опыт управления

Твои, Россия, сыновья

Один день из жизни директора

Избранные

Жемчужины России

Высокие ставки возрождения предприятия

Служу Отечеству!

Асламбек АСЛАХАНОВ:
"Демократия преступной не бывает"
Василий ЛАНОВОЙ:
"К истории надо относиться внимательно, как подобает потомкам "
 
КРУПНЫМ ПЛАНОМ

ЮРИЙ ОЗЕРОВ:
КИНОЛЕТОПИСЬ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ

Сколько бы ни снималось кинокартин, эпопея «Освобождение» навсегда останется нашим главным фильмом о Великой Отечественной войне. Грандиозный по своему размаху, уникальный по достоверности, этот кинопроект режиссера Юрия Озерова стал крупнейшим событием в истории мирового кинематографа второй половины ХХ века. Достаточно сказать, что «Освобождение» посмотрели более 500 миллионов человек в 125 странах мира. Пять фильмов эпопеи - «Огненная дуга», «Прорыв», «Направление главного удара», «Битва за Берлин», «Последний штурм» - и сегодня продолжают потрясать воображение зрителей, открывая им истинное значение и масштабы великих сражений минувшей войны. Диляра Керимовна Озерова – супруга знаменитого режиссера, не только разделила с ним все тяготы съемочной жизни, но и стала одним из соавторов его кинокартин. В качестве художника по костюмам она принимала участие в работе над всеми фильмами знаменитой эпопеи. В своем интервью «Петровским ведомостям» Диляра Керимовна поделилась воспоминаниями о том, каким образом создавалось это знаменитое кинопроизведение.

– Хорошо известно, что Юрий Озеров принадлежал к поколению фронтовиков. Как сложилась его собственная военная биография?

— Военная служба Юрия Николаевича началась в 1939 году. Его призвали в армию почти сразу после окончания школы. Это был так называемый «ворошиловский призыв». 22 июня 1941 года он встретил младшим лейтенантом. Прошел всю войну от первого до последнего дня. В боях под Москвой получил свою первую боевую награду.

В апреле 1945 года Юрий Озеров воевал под Кенигсбергом. Штурм этой крепости стал для него одним из самых ярких впечатлений войны. Пять суток провел он на маленьком наблюдательном пункте, оборудованном среди вершин высоких сосен. Все это время продолжалась непрерывная артиллерийская и авиационная подготовка, предшествовавшая штурму Кенигсберга. Майор Озеров корректировал удары нашей артиллерии. Позже Юрий Николаевич признавался, что еще много лет спустя ему снилась эта страшная и величественная панорама. Возможно, пережитое тогда помогло ему с такой достоверностью воссоздать сражения Великой отечественной войны на киноэкране. После окончания войны Юрий Николаевич прослужил несколько месяцев в комендатуре Кенигсберга и вскоре демобилизовался.

– Как начинался его путь в кино?

– Юрий Николаевич был человеком необычайно одаренным. Еще в школе он серьезно увлекался театром, прекрасно рисовал. Было очевидно, что его будущая профессия так или иначе будет связана с творчеством.

Вернувшись в 1946 году в Москву, он по совету друзей решил поступать на режиссерский факультет ВГИКа. Его зачислили сразу на второй курс. Для этого вчерашнему офицеру пришлось в течение двух месяцев сдать 23 экзамена и зачета. Став студентом режиссерской мастерской Игоря Андреевича Савченко, он оказался в прекрасной компании. Вместе с ним на курсе учились Алов, Наумов, Хуциев, Параджанов – будущие звезды советской кинорежиссуры.

В 1948 году Игорь Савченко завершал съемки своего фильма «Третий удар». К этой работе он привлек нескольких своих учеников. Юрий Озеров работал там не только ассистентом режиссера, но и помощником оператора и даже снялся в небольшом эпизоде. Так состоялось его «кинематографическое крещение». Вслед за этим он снял свой дипломный фильм «Александр Пушкин». Вскоре последовала его первая профессиональная работа – кинофильм «Никитский ботанический сад».

- Как и когда возник замысел киноэпопеи «Освобождение»?

- В начале 50-х годов в отечественном кино появилась целая плеяда молодых режиссеров, за плечами которых была война и фронт. Ростоцкий, Матвеев, Бондарчук, Озеров – ныне признанные мэтры советского кино – снимали тогда свои первые картины. Но, странное дело, никто из них не стал обращаться тогда к военной тематике. Все предпочли создавать сугубо мирные фильмы. Словно хотели отстраниться от всего пережитого. Прошли годы, и тема Отечественной войны зазвучала в творчестве каждого из них.

Наступил такой момент и в жизни Юрия Озерова. Захотелось вернуться к пережитому, рассказать о своих фронтовых друзьях. В первую очередь Юрий Николаевич заручился поддержкой людей, с которыми хотел снимать эту картину. Естественно, все они были фронтовиками. Писатель Юрий Бондарев командовал артиллерийской батареей под Сталинградом и на Днепре. Оскар Курганов был фронтовым корреспондентом «Правды», освещал ход Нюрнбергского процесса. Оператор Игорь Слабневич воевал в танковых частях, был ранен. Когда мы снимали панораму знаменитого сражения под Прохоровкой, Слабневич так расставил танки, что они казались какими-то ранеными существами. Невозможно было спокойно смотреть на это. Художник Александр Мягков прослужил всю войну в пехоте. Он досконально знал все, что касается сооружения блиндажей, окопов. Поэтому подобные сооружения, как и весь фильм, сняты у нас с максимальной достоверностью.

Главным консультантом картины должен был стать Георгий Константинович Жуков. Как раз в это время прославленный маршал заканчивал свои знаменитые мемуары. И рукопись первого варианта книги он передал Юрию Николаевичу, чтобы тот мог использовать ее при работе над сценарием. Кстати, я храню ее до сих пор и очень дорожу этой пачкой машинописных листов, перепечатанных когда-то тещей Георгия Константиновича.

Но в итоге получилась грустная ситуация. Жукова не утвердили. Однажды мы пригласили Георгия Константиновича к себе домой. Кроме него, пришли Бондарев, Курганов. Предполагалось, что именно в этот вечер Жуков подпишет договор с киностудией. Были готовы все документы. Но в последний момент Озеров получил отказ. Для Юрия Николаевича это был настоящий удар.

Когда Георгий Константинович пришел к нам, все фронтовики долго объяснялись ему в любви. Для любого из прошедших войну этот человек был настоящей легендой. Каждый хотел сказать ему об этом лично. Наконец, Юрий Николаевич улучил минуту, позвал Жукова в другую комнату и сказал: «Простите, но вас не утвердили». Георгий Константинович был мудрый человек. Он видел, что все его любят, уважают, хотят с ним работать. Он не обиделся и продолжал поддерживать идею фильма. Более того, именно он порекомендовал на роль самого себя Михаила Ульянова. И не ошибся. Хорошо известно, насколько мощный и незабываемый образ знаменитого полководца удалось создать этому артисту.

- Помимо Жукова, в картине немало других реальных исторических персонажей - политиков и военачальников. Как подбирались актеры на эти роли?

- Это была кропотливая работа наших ассистентов и режиссеров. Сложность заключалась в том, что практически все прототипы наших героев были живы и очень ревниво относились к тому, как будут выглядеть на экране. Нужно было не просто добиться портретного сходства, но и получить «благословение» реального человека. Актеров искали по всей стране. В результате маршала Рокоссовского великолепно сыграл Владлен Давыдов, начальника генерального штаба Антонова – Владислав Стржельчик. Долго не могли подобрать исполнителя на роль маршала Конева. Наконец, нашли неожиданное решение: знаменитого полководца сыграл Василий Шукшин. С ролью Сталина превосходно справился грузинский актер Бухути Закариадзе.

- В фильме были не только свои герои, но и «антигерои». Трудно ли было найти актера на роль Гитлера?

- В данном случае нам очень помогла студия «Дефа». Они нашли для нас очень хорошего немецкого театрального актера Фрица Дитца. Это человек очень интересной судьбы. Фриц Дитц был убежденным антифашистом. В 30-е годы он эмигрировал из Германии. Несколько лет прожил в Италии. Долго странствовал по Европе. Конец войны встретил гражданином Швейцарии. Но, как истинный патриот, приехал жить в ГДР. И вот ему предложили сыграть роль Гитлера. Это было партийное задание. Именно поэтому он не смог сразу отказаться от этой роли, что, вероятно, очень хотел сделать. Но некоторое время спустя они очень сдружились с Юрием Николаевичем. Актер проникся идеями фильма и снимался в нем с большим энтузиазмом.

- Во всех фильмах эпопеи присутствуют вымышленные персонажи. Каким образом они появились в сценарии?

- Юрий Николаевич признавался, что поначалу они не хотели вводить в сценарий ни капитана Цветаева, ни Зою, ни полковника Лукина. Максимальная достоверность и никаких вымышленных персонажей – такой принцип лежал в основе замысла картины. Однако потом возникли сомнения: а вдруг зрители не пойдут смотреть «чистую» историческую хронику. Тогда Юрий Бондарев, один из авторов сценария, предложил использовать сюжеты из своей повести «Батальоны просят огня». Так один из героев этого произведения – капитан Ермаков, превратился в капитана Цветаева. Исполнителя этой роли искали долго. Пробовались многие замечательные актеры, но у всех у них, как говорил Юрий Озеров, были «слишком сытые лица». Авторы фильма видели совсем другой образ. Наконец, нашли Николая Олялина: впалые скулы, огромные голубые глаза, большой детский рот. После него других кандидатов на эту роль уже не рассматривали.

Прекрасно сыграл Санаев. Роль полковника Лукина, как мне кажется, стала одной из лучших в его богатой актерской биографии. Получился удивительный, русский, по-настоящему добрый человек. На роль главной лирической героини Юрий Николаевич выбрал Ларису Голубкину. Он говорил, что увидел именно в ней ту чистоту, свежесть и искренность, которыми должна была обладать возлюбленная Цветаева. Оттолкнувшись от книги Бондарева, сюжет начал разрастаться. В него органично влились штабные сцены, эпизоды боев. Так постепенно возникал сценарий киноэпопеи.

- Фильм снимался в те годы, когда компьютерных технологий просто не существовало. Сражения разворачивались на съемочной площадке почти в реальном масштабе. Как удалось собрать такое количество техники времен второй мировой войны?

- Подготовка «материальной части» картины была серьезным и ответственным делом. Десятки людей – ассистентов режиссеров по реквизиту – отправились на поиски боевой техники времен войны: легендарных «тридцатьчетверок», винтомоторных «Яков» и «Лавочкиных», артиллерийских орудий, грузовиков, другого военного снаряжения. Кое-что отыскалось на «Мосфильме», у коллег с других киностудий. Во многом помогла армия. Однако с немецкой техникой – «тиграми», «пантерами», «фердинандами» - съемочная группа зашла в тупик. Ни в нашей стране, ни в ГДР не удалось обнаружить практически ни одного полноценного экземпляра этих боевых машин.

Но выход все-таки нашли. На Львовском металлургическом заводе разместили необычный заказ – изготовить немецкие танки. Мастера поработали на славу: точно в указанный срок из ворот предприятия вышли своим ходом 10 «тигров» и 5 самоходных установок «фердинанд». Все было сделано по-настоящему: от многомиллиметровой брони до вращающихся башен. Всего же в съемках «Освобождения» было занято свыше 150 танков.

- Требование максимальной достоверности наверняка распространялось на костюмы главных действующих лиц, а также обмундирование «сражающихся армий». Как удалось этого добиться?

- Это была уже моя задача, как художника по костюмам. Права на ошибку я не имела, ведь нас окружали очевидцы тех событий. Я даже завела специальную картотеку, куда собирала все сведения о присвоении наград и воинских званий. Когда мы сдавали фильм о форсировании Днепра, наш главный военный консультант – генерал армии Штеменко, увидев себя на экране, сказал: «Знаете, я, по-моему, в это время был уже генерал-лейтенантом». Номер приказа о присвоении ему этого звания и число я тут же сказала ему по памяти. Штеменко явно такого не ожидал, немного смутился и больше меня не проверял.

Занимаясь пошивом костюмов, мы старались быть точными даже в мелочах. Например, мундир Сталина мы заказали тому же мастеру, который шил генералиссимусу и в реальной жизни. Однажды я поинтересовалась у него: «Как все это тогда происходило?» Он ответил: «Мне просто присылали мерки. Я шил по ним и отсылал обратно». Спрашиваю: «Возвращали для переделки?» - «Нет, ни разу».

Обмундирование для нашей армии я покупала на военных складах. Немецкое – приходилось шить. Заказывали на фабриках сукно, красили его в нужный цвет. Отдавали шить сразу нескольким военным ателье.

Каски нам изготовили в цехе декоративно-технической службы «Мосфильма». Причем сделали их пластмассовыми. Настоящие оказались слишком тяжелыми для перевозки. Там же мы штамповали немецкие ордена. Из золотых и серебряных шнуров плели погоны немецких генералов. Заказывали специальные знаки отличия.

- Где проходили съемки сражений?

- Первоначально идея заключалась в том, чтобы снимать эпопею на подлинных местах сражений. Съемочная группа даже выезжала под Курск. Но работать там нам не разрешили. Никто не знал, как отзовется земля на наши пиротехнические эффекты и танковые атаки. Ведь со времен войны в ней оставалось еще немало неразорвавшихся снарядов и мин. Сдетонировать могло что угодно.

В итоге нам выделили место под Киевом, в окрестностях города Переяславль-Хмельницкий. Там мы снимали и Курскую дугу, и форсирование Днепра, и взятие Киева. Но битву за Берлин нам удалось снять непосредственно в столице Германии.

Это был, если не ошибаюсь, 1970 год. Мы прибыли в Берлин во главе целого эшелона, со своими танками и орудиями. «Повоевать» нам удалось на славу. Как раз в это время затеяли реконструкцию центральных районов Восточного Берлина. На месте старых зданий должны были появиться новые районы. Нам целиком отдали несколько уже безлюдных улиц. Ломать и взрывать здания можно было без всяких ограничений. Непосредственно штурм рейхстага снимали частями. В Берлине удалось найти полуразрушенный собор, фасад и парадная лестница которого оказались очень похожими на рейхстаг. Бои внутри здания снимали в павильонах «Мосфильма». А перестрелку на верхних этажах – снова в Берлине – в Доме техники.

- Как появились на свет знаменитые кадры затопления берлинского метро?

- Этот эпизод мы снимали в Москве. В одном из шлюзов Москвы-реки построили декорацию берлинской станции метро. Из Германии специально привезли подлинные вагоны. Уровень воды контролировал специальный человек, который открывал и закрывал шлюз. Работа у него была чрезвычайно ответственная. При малейшей ошибке вода накрыла бы с головой всю съемочную группу. В итоге все закончилось благополучно. Правда, Юрий Николаевич потом долго страдал от радикулита.

- На съемках нередко происходят смешные, курьезные случаи. Случалось ли что-то подобное в вашей практике?

- Сцену покушения на Гитлера мы снимали в его знаменитом бункере Вольфшанце – «Волчьем логове». Это целая система тоннелей и подземных помещений. Уже в те времена «Волчье логово» считалось туристической достопримечательностью.

Ситуация получилась такая: в съемках объявили перерыв. В это время подъехал очередной автобус с туристами. Те вышли из салона, собрались вокруг экскурсовода и вдруг видят: из бункера преспокойно выходят Гитлер с Геббельсом и, не обращая ни на кого внимания, идут по дорожке, оживленно о чем-то разговаривая. Надо было видеть лица этих туристов…

Похожий эпизод случился с нами в Потсдаме. Мы с Юрием Николаевичем остановились в одном из отелей. Фотографии, сделанные во время съемок, случайно оставили на столе. Среди них была и такая: Юрий Николаевич стоит, дружески обняв Гитлера. Точнее, Фрица Дитца – в гриме и мундире фюрера. Возвращаемся в гостиницу – там настоящий переполох. Горничные решили, что Юра, действительно, - ближайший друг Гитлера.

- Когда состоялась премьера фильма?

- Первые серии эпопеи - «Огненная дуга» и «Прорыв» - вышли на экраны страны в 1970 году, в канун 25-летия Победы. Впрочем, у фильма было несколько премьер. 7 мая – в Москве. А неделю спустя Юрий Озеров, Лариса Голубкина и маршал Баграмян улетели в Париж. Французская премьера фильма проходила на Елисейских полях, в знаменитом театре «Мариньи». Успех был оглушительный. Я до сих пор храню вырезки из французских газет. «На этой премьере был весь Париж», - написано в одной из статей.

Очень хорошо фильм приняли в Японии. Туда мы ездили с Юрием Николаевичем и Ларисой Голубкиной. Это был взрыв необычайного интереса. На фотографиях, которые мы привезли из той поездки, - толпы людей, осаждающих кинотеатры. Нас буквально разрывали на части. Токио, Киото, Осака… Мы представляли свой фильм в десятках кинотеатров. Порой не успевали поесть. В конце концов, за нас заступилось советское посольство: «Нельзя же так людей мучить».

Были и более драматичные встречи со зрителями. В мае 1971 года мы поехали с премьерой в Западный Берлин. Показывали «Битву за Берлин» и «Последний штурм». Зал был полон. Пришло много пожилых людей, инвалидов. Было понятно, что это бывшие солдаты, сражавшиеся не на нашей стороне. Честно скажу, выходить на сцену было страшновато. Закончился фильм – в зале тишина. Оказалось, многие не могли прийти в себя от потрясения, впервые узнав о приказе Гитлера пустить воды Шпрее в метро. Туда, где укрывалось гражданское население.

- Почему эпопея «Освобождение» началась только с Курской битвы? Ведь два предшествующих года войны были отмечены не менее драматичными сражениями.

- Юрий Николаевич очень хотел сделать фильм о начале войны, о трагических эпизодах того времени. Но снимать разрешили только победные, наступательные операции. Поэтому ни битва за Москву, ни оборона Сталинграда в киноэпопею «Освобождение» не вошли. Тем не менее, ему удалось снять все эти фильмы. Но случилось это много лет спустя.

«Битва за Москву» вышла на экраны только в 1985 году. Этот фильм вместил все наиболее значимые эпизоды начального периода войны: оборону Брестской крепости, оборонительные бои под Минском, Киевом, Смоленском, Тулой и Вязьмой. Принципы работы с историческим материалом и масштаб съемок остались теми же, что и при работе над «Освобождением». В массовке было занято около шести тысяч человек. Панораму боев снимали сразу несколькими камерами, одну из которых установили на вертолете. Единственное отличие заключалось в том, что «Битва за Москву» - настоящая историческая хроника. В этом фильме не было уже ни одного вымышленного персонажа. Только реальные люди с конкретными биографиями: политрук Клочков, разведчик Рихард Зорге, генерал Иван Панфилов. В роли маршала Жукова снова снимался Михаил Ульянов, Сталина сыграл Яков Трипольский, Рихарда Зорге – Юозас Будрайтис.

«Сталинград» снимался уже в перестроечные годы. Это было тяжелое время. На кино практически не давали денег. Но случилось так, что сценарием заинтересовалась американцы. Точнее, студия «Уорнер Бразерс». Они согласились финансировать съемки, но выдвинули условие: в картине будут сниматься несколько американских актеров. Так генерала Чуйкова должен был играть Пауэрс Бут. Юрий Николаевич очень волновался из-за этого. Ему казалось, что человек далекий от нашей реальности и плохо знакомый с отечественной историей вряд ли сможет выглядеть в картине естественно. Но американец оказался замечательным актером, и роль ему вполне удалась.

– Два года назад впервые состоялся Фестиваль военного кино имени Юрия Озерова. Вы стали одним из его организаторов. Расскажите об истории появления фестиваля.

– Юрия Николаевича не стало в 2001 году. В 2003-м, когда я уже немного пришла в себя, мы с Олегом Урюмцевым – учеником Юрия Озерова – решили организовать фестиваль военных фильмов.

Однажды, разбирая архивы Юрия Николаевича, я нашла в его бумагах такую фразу: «Фестивали – это зеркало культурной жизни страны». Отрадно, что наше «зеркальце» не просто существует, а становится все более популярным. Уже первый наш кинофорум 2003 года собрал в своей конкурсной программе такие замечательные фильмы, как «Звезда», «Кукушка», «Дом дураков», «В августе 44-го».

В октябре 2004 года в Чебоксарах прошел второй по счету Фестиваль военного кино имени Юрия Озерова. На этот раз он получил статус международного. Свои картины привезли кинематографисты из России, Белоруссии, Польши, Китая. Всего было показано 36 фильмов. Из них 29 приняли участие в конкурсной программе. Гран-при фестиваля «Золотой меч» получил фильм режиссера Владимира Хотиненко «72 метра». Лучшим телевизионным фильмом жюри признало «Штрафбат» Николая Досталя. Всего же призами были отмечены более десятка отечественных и зарубежных картин.

Девиз нашего фестиваля: «Через войну в кино – против войны в мире!» Его главная задача – популяризация новых лент молодых кинематографистов и фильмов, вошедших в «золотой фонд» нашего кино. Мы надеемся, что это поможет вернуть былой авторитет нашей армии, возродить в стране дух патриотизма. Ведь именно ради этого жил и работал Юрий Николаевич Озеров.

Беседовал Алексей БУКИН , "Петровские ведомости" №824) июнь 2005 г.

На главную ПРОЕКТЫ ЛАУРЕАТЫ АРХИВ КОНТАКТЫ